Главная

Ночь

Главная
Саша
Сердце

Костёр
Ночь
Орешек
Remember!

Гостевая
Карта
Пишите

Ночь



В струящейся глубине неба над застывшим в штиле морем мерцают маяками тысячелетий звёзды. В зыбкой водной глубине под небом отражают звёздные лучи древние маяки. Глубина, усеянная путеводными огнями вверху, сливается по кругу горизонта с такой же глубиной внизу. Это момент, когда недавно преодолённые овраги и ждущая следующего шага вершина; дорога, оставшаяся за спиной и дорога, лежащая перед глазами, одинаково растворены путеводным светом далёких целей в окружающей темноте.

В центре этого магического шара, наполненного просоленным горьковатым воздухом, цветёт багряно-жёлтый, тёплый, смолисто-душистый цветок костра. На его фоне чёрной тушью реальности чётко определены единым силуэтом две отдыхающие фигуры.

Блики заботливого пламени лёгкими, незаметными прикосновениями снимают с мужских плеч тяжесть усталости от бездеятельного однообразия, а с женского лица тени утомления суетливой разносторонней деятельностью, полученные ими во внешнем мире.

Ты говоришь: "Из пустоты родился мой ребёнок, смотрящий на мир большими глазами, спонтанный, испытывающий только удивление и радость". Пламя костра, отражаясь в серых глазах тревожными красными огоньками неблагополучия, продолжает: "А я более, чем не уверена, что процесс рождения завершён. Как только я начинаю так думать, меня настигает очередная смерть. Я снова распадаюсь, буря внешнего мира вновь застилает глаза. Потом пустота, и снова что-то изнутри начинает новое шевелиться. Господи! Умирать-то как надоело"!

Мои слова в ответ сплетают мысль о том, что ребёнок не может родиться законченным, и что рождение - это не окончание смерти, а начало жизни. А мои пальцы, погрузившись в тихий, мелодичный шорох твоих волос, шепчут: "Слушай, я расскажу тебе одну старую, старую историю".

Давно это было. Так давно, что даже седая медведица северного неба рассказывала эту историю своему медвежонку с чужих слов.

Жила в те времена в небесах нашей земли юная Ночь. Трудно жила, однако, тяжело. Всё знать хотела. Спешила шибко умной стать. Стыдно ей было по кругу земли и моря глупой то ходить! Каждый вечер губы до крови со стыда за молодость свою да неопытность кусала. Потому и заря вечерняя цвета крови. А ведь всю работу свою делала - звёзды зажигала, бубен Луны в урочный час поднимала, сон и отдых щедро дарила. Как работать да камлать кончит - думать начинает: "Почему её снежинки - все разные, ни одной одинаковой нет, а у каждой шесть лучей - ни больше, ни меньше? А сколько лучиков, какой звезде положено? Почему одни звёзды, как ели вековые на месте стоят, другие по кругу кочуют, а третьи заячьи петли по небу выписывают? Вопросов много. Ответов мало. "Ой-яй!" - думает Ночь - "Глупая я какая, неумелая"! и со стыда сгорает. Потому утренняя заря огнём горит.

Улыбаются губы твои. Понравилась тебе грустная сказка. "А я уже не могу по-другому" - говорят губы. А дыхание этих губ моей коже шепчет: "Что меня бесконечно удивляет в Мире - то, что абсолютно ничего не понятно - то ли я развиваюсь, то ли деградирую, то ли иду к себе, то ли схожу с ума!"

Прижались мои губы к твоим, смешались наши дыхания. Моё говорит, твоё слушает: "Прислушайся, да подумай! Ведь пока просто живёт Ночь - она Ночь, стоит ей только слишком задуматься о себе, как распадается она на мириады звёзд; падает метеорами на землю; рушится кометами на Солнце; мечется астероидами, не принимая путей солидных, вписанных в мировое расписание планет. Забывает она тогда, что всё это - и глубокие звёзды, и ищущие место в жизни астероиды, и пылающие мечтой метеоры, и кометы - вестницы, и планеты, отмечающие ход судеб - это она сама и есть. Ночь. Единая во всём своём многообразии, непредсказуемости, недосказанности. Просто любому другому, чтобы повторить хоть что-нибудь одно из всего этого, потребуется напряжённый труд воли и интеллекта. Для неё же, для Ночи, все вместе они естественны, как обычное дыхание"!

Магический шар разделился. Свет востока сгустил темноту запада. Наша ночь не возродится завтра, чтобы умереть, потому что вчера она умерла, чтобы возродиться!