Главная

Училка

Главная
Школа
Учитель
Филармония
Школа искусств
Центр
Детям
Училка
Капустники

Гостевая
Карта
Пишите

Алла Крымская: Моя учительница




Подружки Гузелька и Алла.
Гузелька ныне Кандидат искусствоведения, живёт в Голландии

Когда нас с моей самой первой подругой Гузель Сайфуллиной спрашивают, сколько мы знакомы, мы смеёмся и говорим, что были знакомы ещё до рождения, потому что наши мамы учились вместе, постоянно общались и ждали нас в одно и то же время, параллельно. Поэтому дом Сайфуллиных был моим любимым домом, где я регулярно бывала с самого раннего детства, где я обожала всех домочадцев и знала каждый уголок и каждую вещь

Учиться у Эры Абдулхаковны мне довелось дважды: первый раз - в ДМШ №1, до отъезда нашей семьи из Казани, а потом я приехала уже в училище. Общение с Эрой Абдулхаковной и со всей их семьёй оставило глубокий след в моей жизни. Наверно, нет такой области , на которую не повлияла бы Эра Абдулхаковна. Она провела со мной неисчислимое количество часов за инструментом.

Помимо профессии, обсуждалось множество тем из параллельных видов искусства, из её личной практики, из впечатлений от картин природы. Мы говорили и на нравственные темы, проводили какие-то ассоциации из самых неожиданных областей. Она никогда не подавляла своим мнением, но неизменно вызывала такое человеческое и профессиональное доверие и имела такой авторитет - не только у меня, но, безусловно, у всех нас в её фортепианном классе, что мы на подсознательном уровне старались "соответствовать" изо всех сил, "глотали" умные книги, изучали репродукции произведений живописи... Эрудиция Эры Абдулхаковны, её потрясающая внутренняя культура были для нас мерилом, эталоном, который постоянно тянул нас вверх.

Её музыкантский профессионализм и терпение, с которым она добивалась от нас наших шагов вперёд, теперь - уже по прошествии времени - вызывает огромное восхищение. Тогда мы то стонали от собственного неумения, еле-еле доделывая какие-то необходимые, но казавшиеся утомительными вещи - это так понятно, молодость не любит ждать, не любит ездить медленно, ей подавай сразу всё и непременно сейчас же! А Эра Абдулхаковна требовала качества, которое нарабатывалось исключительно многочасовыми занятиями такими вещами, которые тогда у нас особого энтузиазма не вызывали - проигрывание полифонии по голосам, соединение отдельных элементов до совершенного уровня... Только теперь, по прошествии времени, мы поняли, что так нас научили трудиться по самому большому счёту. Не важно, с чем нам приходится иметь дело сейчас - навык и потребность доведения до возможного совершенства чего бы то ни было стали абсолютно необходимыми. И наш музыкантский слух, благодаря ей, настроен по самым строгим критериям - этого уже не изменить.

Когда мы готовились к поступлению в консерваторию, Эра Абдулхаковна говорила: "Вы что же думаете, комиссия вас вообще, что ли, будет слушать? Они выберут какой-нибудь элемент, например, альтовый голос в фуге, да и будут следить только за ним - мол, а как там у абитуриента N с полифоническим слухом?.." - Мы тряслись от ужаса перед таким "коварством" приёмной комиссии и шли опять учить фугу по отдельным голосам ...

Когда предстояло публичное выступление, она помогала нам собраться, мобилизоваться, выдать максимум возможного. Её постоянная тема: "Ты уже не можешь сыграть плохо. У тебя сделано так, что ниже какого-то уровня ты уже просто не сможешь опуститься, понимаешь? Ну, может быть более удачное выступление или чуть менее удачное, но это уже не может быть плохо в любом случае!" - И это было так, потому что после вложенных в нас человекочасов мы действительно что-то такое начинали чувствовать! И всегда у нас в классе была семья. Это было какое-то совершенно особое братство внутри класса. Мы сидели друг у друга на уроках, мы просили послушать и покритиковать друг друга перед выступлениями, мы играли друг другу оркестровые партии, когда предстояло исполнение фортепианных концертов Моцарта, Бетховена, Рахманинова. После окончания училища почти все ученики Эры Абдулхаковны шли в консерваторию.


Семья Эры.

Помню редчайший случай, когда наш отличник и прекрасный, безупречный музыкант Андрюша Ценцевитский объявил, что пойдёт дальше по университетской специальности (он параллельно учился в университете, где тоже был отличником) и в консерваторию поступать не будет. Эра Абдулхаковна была безутешна. Все её попытки переубедить Андрея идти учиться дальше окончились ничем. Но это не означало, что расходились пути тех, кто заканчивал училище и уходил в жизнь, с нашей дорогой учительницей.

Мы многократно встречались уже после окончания, рассказывали друг другу истории из своей жизни. Мы звоним ей по телефону до сих пор, спрашиваем, что новенького, поздравляем её с днём рождения. Мы любим её, как вторую маму, потому что она и есть наша вторая мама, которая дала нам всё, что невозможно переоценить.

И совершенно естественно, что когда в нашу с мамой консерваторию поступал мой сын и её внук, главным казанским домом мы назвали дом Сайфуллиных.

Алла Крымская, Лауреат областной премии им. Собинова, г.Ярославль