Главная

Плотник

Главная
Саша
Шкатулка

Ветры
Плотник
Собака
Хозяева
Бал
Магия

Гостевая
Карта
Пишите

Старый плотник



Тот и есть главный волшебник этого действительно сказочного происшествия. Оно, конечно. Кабы угольщик не жил на самом брегу, или, скажем, старый маэстро не научил бы их музыке сердец, то ничего бы такого и не было. Всё так. Да только корабль, он не с отковки якоря начинается и, уж точно, не с оркестра, а с того утра, когда корабельный плотник растягивает по пустым ещё стапелям свою жёлтую мерную ленту.

Так вот, и в этот раз всё началось с плотника. Это ведь старый Ван дер Киль: Ну да, Ван дер Киль! Как ещё могут звать лучшего мастера добрых пропорций от Лидса до Зурбагана! Ну, по тем временам он был и не так уж стар. Кланялись ему впервоочерёд не за седину, которой он тогда был не сильно-то богат, а за то, что корабли его всегда возвращались.

Ведь это он таскал в замок на сосновой горе свои морские книги. Это он потом, ни с того, ни с сего отправился в каботаж до Лидса корабельным плотником, взяв с собой помощником неловкого бледного хлопчика - "Розу-мимозу"! Га! А то Вы думали, капитан Грэй из морской пены вылупился, как та девка, что бушприт на "Афродите" держит? Да и она, уж если на то пошло, тем же плотницким топором рублена! Тут, почитай, все сказки, что от Гель-Гью до Битой Пристани и от Нового маяка до Гель-Гью над колыбелями поют - всё с его слов! Это точно, как курс по звёздам! Да что зря повторяться за другими! И о сказках, что он рассказывал Ассоль, и об игрушечном кораблике с алыми парусами не то, что каждая местная чайка знает - пингвины на Командорских островах, и те наслышаны! Да только все те истории кончаются свадьбой на корабле, а я так могу эту историю и дальше продолжить.

Только там уже радость не весёлая, а другая. Да нет, радость грустной не бывает, просто другая.

Я ведь что скажу, Ван дер Киль, он всегда мог красно сказать, а вот сказки свои пел, только когда Ассоль слышать могла. Вроде, всегда они разными дорожками ходили, да только если Ассоль здесь, то и плотник недалече. Помнится, подростком и она его любила - веночки, там, цветочки. А как в пору вошла, тут он ей тот кораблик с зарёй на мачтах и подарил. А, может, то и не игрушка была вовсе, а другое что? Она, ведь, с тех пор за горизонт смотрела, свой алый парус искала. А он на неё смотрел, как шкипер с секстантом на солнышко в тумане смотрит.

Я так понимаю, что имя корабельного плотника у капитана Грэя повторять уж надобности нет.

Я тогда долго ими любовался. Троими. Вот ведь сам слышал и запомнил, как Южный Крест: "Хоть и не тобой, да разве ли не с тобой, счастлива твоя Ассоль, если счастлива она на построенном тобой корабле и под твоими алыми парусами? А если, вдруг, шквал, то есть топор и будет спасательный плот. Главное - просто быть рядом!"

В замке на сосновой горе пахнет свежей стружкой. На спинке детской кроватки распускаются зарёй алые паруса. Потому что для человека самое главное - ВИДЕТЬ ПАРУСА, окрашенные цветом зари.